ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Увеличить
TOP 5

Панорамные заметки (II часть) - АНАЛИЗ

  • A
  • A+
  • A-
Вопрос об «открытии границ»

Стамбул. Маис Ализаде – АПА. 10 лет назад в Турции говорили не о «нормализации» отношений, а о возможности вынести на повестку претензии на «геноцид» «в рамках свободы слова». Несмотря на то, что на намерение президента Тургута Озала, попытавшегося наладить дипломатические отношения между двумя странами, открыв посольство Турции в  Ереване, и даже определившего кандидата, который должен был возглавить посольство, Тер-Петросян отреагировал положительно. Скоропостижная кончина Озала (17 апреля 1993 года) не дала осуществиться этим планам. Видимо, оккупация Кяльбаджара армянами настолько отрицательно отразилась на планах Озала, что накануне визита в тюркские государства через неделю после оккупации в аэропорте Анкары, чему был свидетелем я сам, он открыто заявил: «Мы проведем учения на границе, ничего страшного, если на ту сторону попадут 2-3 снаряда?» (лидеры армянской общины в Турции никогда не забудут эти слова Озала). 
 
В ответ на оккупацию Кяльбаджара правительство Демиреля заявило о закрытии турецко-армянской границы (решение обнародовал представитель правительства Акын Гёнен). Для того чтобы «склонить на свою сторону» Тер-Петросяна, когда пост премьера занимала Тансу Чиллер, Турция совершила попытку организовать через посла в Париже Танжу Бледага встречу лидера МНР Алпарслана Тюркеша и Тер-Петросяна. Встреча результатов не принесла. Занявший пост президента в 1998 году Роберт Кочарян с самого начала прекратил все возможные попытки наладить отношения с Турцией в какой-либо форме. Во время саммита НАТО в Стамбуле в июне 2004 года, в котором Кочарян отказался принимать участие по причине проведения его «во вражеской стране», министр иностранных дел Армении Вардан Осканян в интервью мне сообщил, что они согласны начать переговоры с Турцией без предварительных условий, но для этого не должен затрагиваться армяно-азербайджанский конфликт, и границы должны быть безоговорочно открыты. За день до этого в армянской патриархии Осканян сказал, что «позитивно отнесется к посредничеству Турции на переговорах с Азербайджаном». Затем же неоднократно отмечал невозможность проведения трехсторонних переговоров в регионе с участием Турции, которая является братской для Азербайджана страной, так как эти братские отношения станут препятствием для объективного начала и ведения  переговоров. 
 
Диктуемое Кочаряном враждебное отношение к Турции продолжилось до тех пор, пока он не ушел с поста президента. На тактику давления, которое в то время пытались оказать на Турцию Армения и армянское лобби на Западе, Анкара ответила письмом премьер-министра Эрдогана: Тайип Эрдоган, отправивший письмо Кочаряну через посольство Турции в Тбилиси, предложил поручить вопрос «геноцида» комиссии, в которую войдут ученые обеих стран и беспристрастные исследователи со всего мира. Ответа на письмо от Кочаряна не последовало. Во время обсуждения и дискуссий, продолжавшихся в стране до осени 2006 года, никто не вспоминал «о закрытых границах». В конце 2006 года же вопрос «геноцида» отошел для всех на задний план. Бывший министр иностранных дел Яшар Якыш, за комментариями к которому я тогда часто обращался, постоянно повторял эти слова: этим вопросом мы занимаемся, когда ситуация накаляется, хотя к нему надо подходить с более холодной головой тогда, когда он не стоит на повестке. 
 
Когда в августе 2007 года парламент избрал Абдуллу Гюля президентом, министром иностранных дел нового правительства стал Али Бабаджан; Гюль был решительно настроен показать свой авторитет во внешней политике, Ахмет Давутоглу, бывший в те времена главным советником и министра иностранных дел, и премьер-министра, вышел из-за кулис и активно пытался укрепить свои позиции. Переход в начале 2008 года власти в Армении к Саркисяну, в основном, на Западе и в какой то мере у «ангажированных» в этом вопросе в Турции лиц создал такую иллюзию, что с Саркисяном можно предпринять необходимые для «нормализации» турецко-армянских отношений шаги. Первое обращение в связи с этим  пришло с Запада: заместитель главы исполнительного аппарата Госдепартамента США призвал руководство Турции и Армении «нормализовать» отношения. Информацию о проделанной в этом направлении работе за кулисами ждать пришлось недолго: параллельно с предложением о «пакте стабильности и сотрудничества на Кавказе», сделанном премьер-министром Эрдоганом в Кремле в ответ на нападение России на Грузию 8 августа 2008 года, в обществе началась пропаганда «сближения с Арменией». В то время, когда 31 августа тогдашний министр иностранных дел Грузии Эка Ткешелашвили, и 2 сентября министр иностранных дел России Сергей Лавров обсуждали в Стамбуле с министром иностранных дел Али Бабаджаном грузинский вопрос, турецкие медиа были полностью зациклены на однодневном визите президента Абдуллы Гюля в Ереван 6 сентября. Визит президента Гюля, отправившегося на футбол в Ереван под лозунгом «Мы дети одной земли», организовал главный советник Ахмет Давутоглу. Внимание сопровождавших во время однодневного визита А. Гюля колумнистов турецких СМИ было направлено именно на господина Давутоглу. 30 минут нашей встречи с президентом Гюлем, которая состоялась 8 сентября в резиденции Чанкая, заняло интервью для АПА, а 30 минут – обмен мнениями. Во время брифинга в Стамбуле 22 апреля 2005 года иностранным журналистам, когда представители европейских СМИ требовали от министра иностранных дел Гюля «выплаты компенсации внукам и правнукам армян в Турции», на мой вопрос: «Армянский парламент провел двухдневное закрытое собрание в связи с Карабахом, министр обороны Серж Саркисян озвучил в адрес Турции нецензурные оскорбления. Возможно ли в таком случае продолжение с вашей стороны линии на сближение с Арменией?» - господин Гюль ответил, посмотрев на протянутую ему советником записку: «У нас нет такой информации».                  
 
Во время нашего разговора в Чанкая на вопрос «Вы выдвигаете эту инициативу по рекомендации и настоянию Запада, по собственному желанию или в интересах государственной политики?» президент Гюль ответил так: «Это мои личные доброжелательные инициативы. Можешь быть уверен, что чем дольше вопрос оккупированных территорий остается замороженным, тем сложнее будет его решать. Если мы не предпримем необходимые шаги сейчас, то проблема станет неразрешимой изнутри. Я хочу, чтобы в регионе установились мир и благополучие».
 
- Накануне в Москве находился Саркисян. Сказал ли он вам что-нибудь о своем визите? Хватит ли вашей доброжелательной инициативы для того, чтобы хоть немного оторвать Ереван от Кремля, с которым он неразрывно связан, и перетянуть его на свою сторону?
 
- Он об этом ничего не сказал. Критикует ли меня пресса в Азербайджане из-за этого моего шага? Если бы я захотел, то пересек бы границу в Карсе на машине. Но я учел интересы Азербайджана. И чтобы не вызывать полемику в связи с вопросом о границах я этого не сделал. Я отправился в Ереван через Тбилиси. В вопросе о границе я буду настаивать на том, чтобы Армения вывела войска с оккупированных территорий Азербайджана и отказалась от своих претензий против Турции.
 
Параллельно этим мыслям президента Гюля, главный советник Давутоглу пытался объяснить Западу, что «когда-нибудь выехавший из Гянджи автомобиль сможет проехать через Лачинский коридор в Армению, а оттуда в Турцию и в Европу». В результате этого однодневный визит президента Гюля в Ереван в рамках «футбольной дипломатии» хоть и покинул повестку в Турции, но оставил обиду в сердце Баку. Потому что был согласован также визит Сержа Саркисяна в Бурсу 14 ноября 2009 года, опять в рамках той же «футбольной дипломатии». В декабре министр иностранных дел Бабаджан встретился в Стамбуле со своим армянским коллегой Налбандяном. После этой встречи состоялась пресс-конференция, на которой Налбандян выступил с заявлением о «нормализации отношений без предусловий». А на мой вопрос «Уважаемый министр, открываете ли вы границу?» Бабаджан счел нужным ответить словами «Мы опаздываем на самолет».
 
Терпению Азербайджана, который проявлял сдержанность в связи с тайными или явными процессами осени и зимы 2008 года, пришел конец в феврале 2009 года, когда в прессе появилось утверждение о том, что Турция в ходе тайных переговоров с Арменией сняла с повестки карабахский вопрос. Напряженность в отношениях двух стран, которая росла с марта месяца, достигла апогея в апреле, когда президент Ильхам Алиев бойкотировал саммит «Альянс цивилизаций» в Стамбуле. Несмотря на настойчивые приглашения президента Гюля, премьер-министра Эрдогана и госсекретаря США Клинтон, и даже вопреки желанию находящегося в Турции президента Обамы, господин Алиев отказался ехать в Стамбул. Прибыв в Турцию с первым официальным зарубежным визитом, Обама 9 апреля выступил в парламенте и, оставшись верным своему избирательному обещанию, не остановился на заявлении о «нормализации» отношений между Турцией и Арменией, а также о важности «обращения» Турции своей истории. В Стамбуле он встретился с министром иностранных дел Армении и побеседовал с ним о «нормализации» турецко-армянских отношений.
 
В то время, когда обида Азербайджана еще не прошла, 1 мая премьер-министр Эрдоган пошел на большие изменения в составе правительства. На пост министра иностранных дел он назначил Ахмета Давутоглу, в то время как тот не был депутатом. А такое в парламентской системе Турции случается крайне редко. Близкие к правительству политические комментаторы оценили это назначение как «активную роль главного исполнителя планов Запада в Турции». Премьер-министр Эрдоган понял, что предпринятый в кавказском регионе без согласия Азербайджана шаг может привести к жесткой реакции не только со стороны Баку, но и всего тюркского сообщества. Вместе с несколькими влиятельными членами правительства Эрдоган прибыл в Баку и 14 мая выступил в парламенте в связи с «будущим турецко-армянской границы». В своем выступлении он провел красную черту, тем самым открыто объявив о позиции Турции, и дал обещание: Открытие турецко-армянской границы зависит от причинно-следственной связи. Причиной закрытия границы является оккупация Арменией азербайджанских земель. Они откроются только в результате освобождения оккупированных земель.
 
С того дня Армения и армянская диаспора хочет навязать мировой общественности мнение о том, что эти слова Эрдогана означают, что «Турция передала свою армянскую политику в ипотеку Азербайджану». Но несмотря на знаменитое выступление Эрдогана, в конце августа станет известно о проведении тайных встреч в связи с «нормализацией» турецко-армянских отношений.

ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ

ВИДЕО НОВОСТИ

ФОТО НОВОСТИ

  • ministr invalidam karabahskoj vojny i semyam shehidov planiruetsya ezhegodno vydavat 500 600 kvartir
    Министр: «Инвалидам Карабахской войны и семьям шехидов плани...
  • jelman rustamov inflyatsiya nasha glavnaya problema
    Эльман Рустамов: «Инфляция - наша главная проблема»...
jelman rustamov inflyatsiya nasha glavnaya problema jelman rustamov inflyatsiya nasha glavnaya problema +2
ВАЛЮТА
FOREX
/ 22 Ноября, 2017

USD
1.7002
 
EUR
1.9963
 
RR
0.0287