ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Увеличить
TOP 5

Сталкивающиеся на фоне кризиса в Сирии интересы Турции и Ирана - АНАЛИЗ

  • A
  • A+
  • A-
Баку – АПА. По завершении «холодной войны» основные участники столкновения интересов на Ближнем Востоке не изменились.

Хотя роль основных катализаторов процессов, происходящих в регионе, играют Израиль и Саудовская Аравия, два государства – Турция и Иран стараются постоянно извлекать выгоду из хода событий. Этот фактор вынуждает оба государства постоянно конкурировать.
 
В последние годы, а именно, в период правления АКР отношения между Анкарой и Тегераном начали определять экономические связи. Доведя объем торгового оборота до 10 миллиардов долларов, эти страны в ближайшей перспективе планируют утроить эту цифру. Турция и Иран, протяженность границы между которыми составляет 450 км., серьезно конкурируют в области региональных грузоперевозок, и эта конкуренция превратила обе страны в важнейшие в области транзитных перевозок на Ближнем Востоке. Транспортировка иранского газа играет важную роль в обеспечении Турции голубым топливом, а именно речь идет о регионе юго-западной Анатолии. Это стимулирует развитие промышленности в регионе.
 
На политической же арене ситуация совершенно иная. В обеих странах политическая власть сменилась, но интересы остались неизменными, напротив, параллельно с ходом процессов они постоянно росли. Естественно, борьба за сферу влияния приводит к столкновению интересов Турции и Ирана во многих точках. Но отношения Турция-Иран имеют две особенности:
 
а) Столкновение интересов этих стран всегда оставалось в тени процессов, происходящих на Ближнем Востоке, и очень часто не выступало на первый план.
б) Исход многих процессов на Ближнем Востоке преимущественно предопределял результат борьбы интересов именно этих двух стран.
 
Существует несколько факторов, определяющих характер отношений Турция-Иран. Это вопросы РКК, Ирака и Сирии, а также энергетический вопрос. Исторически обе страны выступали с единой позиции по проблеме РКК. Курдский сепаратизм ставит под удар, как интересы Турции, так и Ирана, поэтому политика Анкары в отношении РКК и политика Ирана в отношении PEJAK не отличались. Но эти две страны, несмотря на общие интересы, никогда не вели координированную совместную  борьбу с РКК. И в основе этого, в зависимости от ситуации, которая может возникнуть, стоит перспектива (желание) использовать фактор РКК одним государством против другого. Эта перспектива в ходе сирийского кризиса себя оправдала, примером этому стали выявленные связи генерала СЕПАХ Гасыма Сулеймани с курдскими сепаратистами. Но поскольку вопрос РКК затрагивает общие интересы Турции и Ирана, такие эпизодические факты не могут серьезно влиять на отношения двух стран. В последние 10 лет Соединенные Штаты в своей политике в отношении Ближнего Востока начали широко использовать этнический курдский фактор, что вынуждает Иран проявлять осторожность в вопросе РКК. Еще одним фактором, определяющим отношение Ирана к вопросу РКК, является вероятность военного вмешательства США в эту страну. Как бы этот сценарий ни терял актуальность, он все еще остается в повестке, и Иран понимает, что если план военного вмешательства осуществится, стратегическое значение Турции в этих процессах возрастет. Поэтому Тегеран рассматривает вопрос РКК как фактор, который может испортить ирано-турецкие отношения, и действует довольно осторожно. 
 
У политики есть еще и реальная сторона. После исламской революции в Иране в этой стране, считающейся проблемной в ближневосточной доктрине США, наметились контуры во внешней политике, которая стала более лояльной в период руководства Хасана Рохани. Настрой Рохани на сотрудничество позволил смягчить обострившиеся во времена Ахмединежада отношения с Западом. 
 
В этот период процесс решения проблем становится главным направлением внутренней политики правительства АКР. И Турция использует этот фактор в качестве средства давления на Иран. Главная претензия Анкары связана с тем, что Иран негативно влияет на начатый Турцией процесс решения. Эта претензия обосновывается связью генерала СЕПАХ Гасыма Сулеймани с курдскими сепаратистами. Распространение в турецких СМИ фото иранского генерала с сепаратистами в действительности является неофициальным протестом Анкары Тегерану. Арест членов Организации «Селами Тевхид», отправленных в Турцию спецслужбами Ирана с целью шпионажа, также может считаться протестом Анкары против политики Ирана. 
 
В Сирии происходит серьезное столкновение интересов Турции и Ирана. Это столкновение так или иначе напрягает отношения обеих стран, имеющих серьезное влияние на процессы на Ближнем Востоке. И для Тегерана, и для Анкары сирийский вопрос является делом жизни и смерти. Так как обе стороны понимают, что проигрыш и Турции, и Ирана в процессах Сирии и Ирака может негативно сказаться на их судьбе, а также на ближневосточном авторитете. По этой причине есть необходимость в еще более обширном анализе и исследовании факторов, формирующих отношения.  
 
Внешняя политика Ирана и прибыль Турции от экономики региона вступают в противоречие друг с другом, и могут повлиять на экономическую прибыль. Наблюдающуюся в последние дни проблему с взаимными визитами между Ираном и Турцией можно считать результатом этого парадокса. Иран на международной арене использует энергетический фактор для получения политических дивидендов. Эта политика за прошедшие недели неоднократно использовалась против Турции. В качестве примера можно привести ситуацию, когда крупнотоннажные грузовики Турции, почти лидирующей в региональных грузоперевозках, столкнулись с проблемами при закупе мазута и на таможенно-пропускном пункте Базарган, а иранские грузовики - с почти такими же проблемами в Турции. 
 
Иранская сторона заявила, что будет продавать турецким машинам мазут по более высокой цене, обосновывая это тем, что мазут в Турции дорогой.
 
В действительности этот шаг Ирана обусловлен в большей степени ведущей ролью Турции в сирийском вопросе, нежели защитой Ираном своих экономических интересов. После того, как в Ираке начала действовать ИГИШ, Турция выступила с миротворческой миссией в регионе. Но удельный вес Турции в регионе меняется каждый день. Невыполнение взятых на международном уровне обязательств, а также то, что в начале сирийского конфликта суперсилы поддерживали Турцию, а потом перестали это делать, привело к тому, что Анкара осталась на поле боя фактически в одиночестве. Таким образом, сирийский вопрос оставил негативный отпечаток на внешней и внутренней политике Турции.
 
Как логическое продолжение этих процессов правительство АКР начало использовать сирийский фактор в своей внутренней политике, а иностранные силы об этом вопросе стали забывать. И… Сформировались условия для того, чтобы в сирийском вопросе на первый план вышел Иран. Будет излишним говорить о том, как Тегеран воспользовался этими условиями. Турция и Иран пытаются параллельно воспользоваться дивидендами, которые может принести фактор ИГИШ. Этот фактор, шаги террористов и их методы дали Турции новый шанс. В результате этого, иностранные силы, с сожалением наблюдающие за тем, как Иран в этом вопросе оказался на шаг впереди, изменили свое отношение к Турции. Пассивные силы, которые до вчерашнего дня считали недопустимым вмешательство Турции в процессы, связанные с сирийским вопросом, теперь хотят, чтобы Анкара активизировалась в регионе с военно-политической точки зрения. Но Турция, не получившая в сирийском вопросе желаемую иностранную поддержку, чтобы вновь не оказаться в такой же ситуации, берет на себя роль самого активного игрока в этих процессах, но при условии, что Асад должен уйдет из власти, а в Сирии будет объявлена запрещенная для полетов территория. В действительности, между уходом Асада и созданием в Сирии запрещенной для полетов территории особой разницы нет. Если это желание Турции претворится в жизнь, то Асад будет вынужден отказаться от власти.
 
Как же Иран относится к этому условию и возрастающей роли Турции в регионе? Естественно, принятие Ираном реалий, продиктованных этими условиями, невозможно. Потому что Сирия является единственным звеном, связывающим Иран с организацией «Хезболла» в Ливане. Если будет утрачено и это звено, Иран может лишиться значительной части своей силы в регионе. С другой стороны, если власть и управление в Сирии «перейдет в руки» правящей партии Турции, то коридор в арабский мир будет управляться под ее диктовку. Именно этот фактор является одной из точек пересечения интересов Ирана и Турции в Сирии.
 
Кроме того, Иран и Турция, которые являются историческими противниками в войне за влияние на Ближнем Востоке, сегодня стоят лицом к лицу из-за курдской проблемы. Для обеспечения своих интересов обе стороны стараются выйти вперед в тайной гонке путем реализации различных проектов. Одним из направлений политики обеих стран является привлечение на свою сторону таких центров силы как США и Россия. Важно оценить оживление политики Турции в отношении США и России, а также активизацию Ирана на переговорах по ядерной проблеме.

ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ

ВИДЕО НОВОСТИ

ФОТО НОВОСТИ

  • gtk soobshceniya o massovoj drake i izbienii rabotnika tamozhni ne sootvetstvuyut dejstvitelnosti
    ГТК: Сообщения о массовой драке и избиении работника таможни...
  • mchs provelo spetsialnye takticheskie ucheniya v svyazi s podgotovkoj k islamiade
    МЧС провело специальные тактические учения в связи с подгото...
mchs provelo spetsialnye takticheskie ucheniya v svyazi s podgotovkoj k islamiade mchs provelo spetsialnye takticheskie ucheniya v svyazi s podgotovkoj k islamiade +2
ВАЛЮТА
FOREX
/ 25 Апреля, 2017

USD
1.7022
 
EUR
1.8492
 
RR
0.0305