Ночной режим

ВСЕ НОВОСТИ

Председатель ДПА Сардар Джалалоглу: «Возможности оппозиции повлиять на процессы равны нулю» - ИНТЕРВЬЮ

Председатель ДПА Сардар Джалалоглу: «Возможности оппозиции повлиять на процессы равны нулю» - <font color=red>ИНТЕРВЬЮ</font>
# 02 апреля 2009 16:10 (UTC +04:00)
Баку. Эльнур Мамедли – АПА. Интервью АПА с председателем Демократической партии Азербайджана Сардаром Джалалоглу

- Как Вы расцениваете политическую ситуацию после референдума?

- Как и на все страны, глобальные процессы влияют и на нашу страну, являющуюся таким же членом мировой семьи, и финансовые, демократические, экологические кризисы не обходят стороной Азербайджан. Мы еще давно предлагали создать совместную с властью кризисную группу, чтобы решать проблемы вместе. К сожалению, власть не отреагировала на наше предложение. Имеющиеся в Азербайджане проблемы в связи с демократизацией, экономикой, экологией создают большую опасность. К примеру, на вершине горы в Пиргулу построены виллы, срублены тысячи деревьев, чтобы проложить туда дорогу.

В Азербайджане грубейшим образом нарушена система естественной экологии. В целом у азербайджанского народа наблюдается апатия, что связано с менталитетом народа. У нашего народа сформировалось такое мнение, что его права должен защищать кто-то другой. Никто не задумывается о том, что право существует для личной защиты. Если кто-то самостоятельно не может защитить свои права, то он никогда не добьется никаких прав. А это приводит к вопросу соучастия, являющегося одним из главных принципов демократии. То есть соучастие в демократии является первостепенным вопросом. Нельзя нарекать демократией то, что делается властью либо оппозицией для того народа, который не участвует ни в одном процессе. Если политические отношения в Азербайджане не изменятся радикальным образом, результат не будет хорошим. На сегодняшний день политическое отношение к оппозиции враждебное. Это политическое мировоззрение должно измениться.

- Как Вы расцениваете внешнюю политику, геополитическую позицию Азербайджана?

- Для меня все еще кажется неопределенным вопрос в связи с интеграцией Азербайджана. По той экономической политике, которую проводит власть, ясно, что она желает интегрировать в экономическом плане в сторону запада. Однако я не могу сказать того же в политическом плане. Лауреат Нобелевской премии Хайкин сказал как-то, что, когда политика и экономика противоречат друг другу, политика в обязательном порядке разрушает экономику. То есть если в Азербайджане создана рыночная экономика, в политике обязательно должна быть демократия. В обществе имеются как оппозиционные экономические структуры, так и политическая оппозиция. Объединившись, они выступают как единая сила, создавая тем самым альтернативу. В Азербайджане при политической оппозиции нет экономической оппозиции. Это одна из самых больших ошибок демократии. С другой стороны, в стране имеются проблемы в отношениях между государством и гражданским обществом. Где наши прежние оппозиционные газеты, оппозиционные НПО?... На последнем референдуме эти самые НПО показались. Они выступали так, что было стыдно. В задачи НПО входит не защищать правительство, а говорить о его ошибках. Если НПО заявляют о том, что «выборы прошли отлично, экономические реформы, проводимые правительством, отличные», то это уже не НПО. Они должны говорить с оппозиционной точки зрения.

- Что изменил в стране референдум 18 марта?

- Любые изменения в правовой системе, в какой бы то ни было стране, должны отражать изменения в общественно-политической системе. В нашу Конституцию были внесены поправки в ряд статей, не соответствующих реальности. Среди изменений, внесенных в ходе референдума, были и те, что я принимаю, и те, что я не принимаю.

- Ожидаете ли Вы каких либо изменений в существующих отношениях между властью и оппозиционными партиями?

- Демократическая оппозиция может вести борьбу только в демократических условиях. Представьте себе на ринге каратиста с боксером. Они будут драться, применяя разные приемы и правила, и победить победителя на таком поединке будет невозможно. Хочу привести в пример похороны Мохсуна Язычиоглу в Турции. С каким почетом, уважением, при участии бывшего президента, чиновников и находящихся сегодня у руководства страной лиц хоронили в Турции руководителя маленькой партии! Однако в Азербайджане на похороны лидеров оппозиции не приходит даже рядовой участковый. Это означает, что мы, как нация, не сформировали еще свою политическую жизнь. Мы не понимаем, что лидером политической партии не является конкретно Сардар Джалалоглу, а символ «N»-ого количества людей, носящих демократические идеи Азербайджана. Какое уважение мы проявляем к этому символу? Речь здесь идет не об уважении ко мне лично. Правда, мы помним похороны Эльчибея, участие в них членов государства. Но почему в Турции правительственная партия уважает оппозицию, а в Азербайджане демонстрирует неприязнь? Демократия питает политическое неприятие, интригу, но не враждебность. Я не хочу сваливать всю вину на власть. Но у власти есть больше возможностей для нормализации этих отношений. Какие возможности есть у оппозиции?

- Какого рода обсуждения проводятся в лагере оппозиции?

- На плечи оппозиции ложится малая доля ответственности за выход из этой ситуации. Оппозиция не несет ответственности по многим вопросам, не имеет права голоса, не участвует в процессах. Мы предлагаем политический диалог, однако по сегодняшний день не принимается то, что этот диалог означает разделение ответственности за процессы в стране. Власть и оппозиция должны сообща подойти к решению проблем. Сегодня оппозиция фактически выброшена с палубы в море. Возможности оппозиции повлиять на процессы равны нулю.

- Почему у оппозиции нет возможности повлиять на процессы, в чем кроются причины этого? Предложения слабые, или оппозиционное слово не имеет веса?

- Во-первых, Россия не меняет своей позиции по отношению к Азербайджану. С другой стороны, Европа неискренна в процессе демократизации Азербайджана, демонстрирует двойственную позицию. Закрыв глаза на негативные события, выдвинула на первый план экономические интересы. В результате демократия проигрывает. А это связано с нашей геополитической позицией. Если судить с иной точки зрения, нет воли. То есть у нас не хватает идеализма. Лично я знаю чиновника, который лучше меня объясняет, в какой опасной ситуации находится Азербайджан. Но как только они выходят в эфир, - как будто у них какая-то кнопка, - начинают говорить совершенно не то, что думают.


- ДПА выступила с предложением о политическом диалоге с властью, однако ответа не поступило. Остается в силе это предложение, или же оно сдано в архив?

- Диалог необходим Азербайджану как воздух и вода. Нельзя все решать на улице, на площади. И те, кто стоят у власти, и те, кто входит в «Мусават», ПНФА, АДР являются представителями этого народа, гражданами этой страны. Как может быть, чтобы наши взгляды на национальные интересы ни в чем не совпали? В таком случае, кто-то из нас изменяет родине. Если я изменяю, почему я все еще живу в Азербайджане в качестве гражданина этой страны, почему мне позволяют действовать в качестве политического лидера? То есть, нет логики в отказе от диалога. Почему бы властям вместе с оппозицией не проводить мероприятия в связи с геноцидом, почему бы им вместе не посещать Аллею Шехидов? Почему бы властям вместе с оппозицией не показать всему миру, «да, мы власть и оппозиция, однако мы едины как народ». И вновь я возвращаюсь к вопросу похорон Мохсуна Язычыоглу. По идее, это означает, что в Турции все могут быть одновременно и гражданами, и турками. У нас же не так. У нас, когда требуют гражданские интересы, – на других смотрим как на врага. Однако это необходимо изменить. Если политические партии начинают отделяться от главного, это объединение в отдельные партии опасно для общества. Общество должно быть вроде дерева, ветви должны начинаться с определенной высоты. Если разветвление начинается уже снизу – получается куст. Так происходит в Азербайджане. Здесь разветвление идет от самых корней. Будто оппозиция – это представители одной нации, власти – другой.

- Все эти годы наблюдается одна и та же тактика, одни и те же шаги и одна и та же безрезультатность. Некоторое время назад вы предложили закрыть двери всех партий и разойтись по домам. Если действительно никаких результатов нет, может эта мысль и уместна?

- Формальное существование демократических институтов в Азербайджане создает в определенной степени фон. По идее, впоследствии я и сам выступил против этой идеи. Даже формальное наше существование предотвращает взятие определенными силами инициативы в свои руки. Существуют радикальные силы, они представляют серьезную опасность для Азербайджана. Пока мы есть, они не могут выдвигаться вперед. Если мы закроем партии, Азербайджан станет Ираком, Афганистаном, Пакистаном.

- Было время, когда штабы оппозиционных партий были полны людьми, наблюдалось оживление. Однако сегодня в партиях, которые имеют свои штабы, кроме председателей и заместителей, никого нет. Каковы основные причины сокращения рядов оппозиции?

- В психологии существует синдром бездеятельности. Ученые провели такой эксперимент. Ежедневно одной мыши дают мясо, затем вдруг прекращают. Мышь приходит на это же место один раз, два раза, видит, что мяса нет. Когда и в третий раз мяса там не оказывается, сердце мыши не выдерживает. Бездеятельность настолько действует на нее. Один раз, два раза, пять раз вступает в борьбу и ничего не добивается. Этот синдром неудачности и приводит к внутреннему разладу. И человек думает: «Зачем мне это нужно?». Один уходит на рынок, другой уезжает за рубеж, а третий переходит на сторону власти. Сегодня Азербайджан превратился в центр развлечений, и оставшиеся просто развлекаются. Телеканалы вызывают отвращение у людей. Безнравственность оказывает влияние и на народ. Народ выбирает несерьезный образ жизни. Когда-то у ДПА была надежда на то, что Расул Гулиев приедет, партия боролась за это. Однако он так и не вернулся. Я признаюсь, что не могу быть такой же фигурой, как Расул Гулиев. Возможно, я управляю лучше него, я способнее, умнее. Однако для того, чтобы тебя избрали в лидеры, не достаточно быть способным. Лидер должен быть способен находиться, как минимум, на шаг впереди народа.

- ДПА заявила, что избрала конструктивную позицию, и в связи с этим существует официальное решение. При принятии данного решения вы подвергались ли резкой критике со стороны своих коллег. Вообще, есть ли сегодня в Азербайджане радикальная политическая сила?

- В Азербайджане нет никакой радикальной силы. Радикальная оппозиция – это та, которая не соглашается с властями ни в одном вопросе и может представить альтернативу власти. У нас есть силы, которые не соглашающиеся с властями, однако в связи с тем, что они не могут представить альтернативы, нельзя их расценивать как радикальные. Невозможно стать радикальными, лишь заявляя «власти плохие». Я сам долгое время руководил радикальной организацией. Мы не соглашались ни с одним поступком власти, еженедельно проводили акции. У нас было одно требование – полная смена власти. Однако если ведется борьба за президентство или депутатство, это не считается радикальностью. Радикальность связана с коренными изменениями. В Азербайджане нет такой силы. Просто, существует личная радикализация, а это бессмысленно.

- Сможет ли Движение за Карабах и Республику совместно участвовать и на предстоящих в 2010 году парламентских выборах?

- На нынешнем этапе Движение за Карабах и Республику договорилось предпринимать совместные шаги в направлении аннулирования результатов референдума, а также в связи с предстоящими муниципальными выборами и в вопросе Нагорного Карабаха. Если в перспективе будет возможно, мы удержим это сотрудничество и совместно выступим на парламентских выборах. Это движение было создано в связи с референдумом, и референдум закончился. Мы обсудили дальнейшую судьбу объединения. Впоследствии будут приняты необходимые решения в связи с любыми тактическими шагами.
1 2 3 4 5 İDMAN XƏBƏR
#
#

ОПЕРАЦИЯ ВЫПОЛНЯЕТСЯ