Ночной режим

ВСЕ НОВОСТИ

Мировой экономический кризис и Турция – АНАЛИЗ

Мировой экономический кризис и Турция – <font color=red>АНАЛИЗ </font>
# 24 ноября 2008 13:08 (UTC +04:00)
Стамбул. Маис Ализаде – АПА. За последние 20 лет Турцию до самых основ дважды сотрясали экономические кризисы. Кризис, начавшийся в начале 1994 года, завершился в апреле решением Всемирного банка о девальвации, и 5 апреля Тансу Чиллер была вынуждена огласить решение правительства. Данная народу горькая пилюля помогла победить на выборах 1995 года Партии благоденствия, возглавляемой Эрбаканом.

Второй экономический кризис разразился 19 февраля 2001 года. После заседания Совета национальной безопасности премьер-министр Буленд Эджевит вышел к журналистам и сказал: «Уважаемый президент бросил мне в лицо Конституцию и не литературно высказался в мой адрес». В одно мгновение все перемешалось, рухнула биржа, проценты по будущим кредитам взвинтились до 7200. Несмотря на то, что условия были крайне сложными, правительство не отказалось от принципов рыночной экономики, и после 10-часового заседания курсы иностранных валют, частично контролирующиеся способом форвард, были отправлены в «свободное плавание». Результат – 100-процентная девальвация. Внешний долг страны в одно мгновение вырос на сто процентов, банки для выдачи кредитов под высокие проценты были вынуждены ждать гарантийного письма казны. В то время, как международные финансовые организации не хотели давать в долг турецкому правительству, Буленд Эджевит пригласил в страну бывшего советника, вице-президента Всемирного банка Кемаля Дервиша и назначил его госминистром, ответственным за казну. В связи с тем, что Дервиш не был депутатом, Кемаль бей принес присягу в парламенте. В течение двух месяцев Дервиш представил ВБ и МВФ новую экономическую программу правительства. Эта программа, в первую очередь, предусматривала коренные изменения в инфраструктуре банковской системы.

Когда в июне 2001 года МВФ утвердил условия предоставления Турции кредитов, Кемаль Дервиш уже начал банковские реформы в стране, приступил к объединению и приватизации банков. Был положен конец процессу привлечения на рынок валюты по высоким ценам с целью погашения открытых позиций банков с нездоровой инфраструктурой. Таким образом, государство наложило руку на ряд частных банков, задолжавших казне. Курсы иностранных валют начали снижаться.

На успешно реализующее экономические реформы коалиционное правительство не подействовали слова опытного политика Эджевита: «Мы дали народу горькое лекарство, и на следующих выборах они захотят отомстить нам за это. Поэтому предлагаю провести выборы через год». И 3 ноября 2002 года было принято решение о проведении выборов. Оставшийся один на один с пришедшей к власти Партией справедливости и развития, Кемаль Дервиш не только не отказался от экономической программы, но и продолжил ее в том же духе.

Ответственный за казну госминистр Али Бабаджан продолжал работать с президентом Центрального банка, имеющего автономный статус, до марта 2006 года. После истечения срока полномочий президента ЦБ на его место пришел Дурмуш Йылмаз. Он принес с собой споры, и через некоторое время заявил правительству, что Центральный банк будет вести независимую политику. Процесс объединения и приватизации государственных банков продолжился и при ПСР. В результате, можно сказать, не осталось банков, являющихся балластом для казны. Правительство ПСР до конца и успешно реализовало также программы, подписанные с МВФ. Экономическая программа, которую правительство Эрдогана успешно реализовывало в тесном сотрудничестве с международными финансовыми структурами, стала причиной рекордного роста экономики в 2004 году. На тот год это было и мировым рекордом.

В канун парламентских выборов 22 июля 2007 года со стороны правительства начали предприниматься шаги, которые вызывали обеспокоенность за будущее экономики. Для того чтобы предотвратить рост текущего дефицита, правительство было вынуждено заняться как привлечением денег из-за рубежа, так и продажей государственных предприятий, приносящих доходы. Несмотря на это, текущий дефицит 2007 года составил 37 млрд. долларов, и эта ситуация обусловила предупреждение, сделанное Анкаре со стороны международных финансовых структур. Не случайно автор программы, спасшей экономику от кризиса, нынешний президент Программы экономического развития ООН Кемаль Дервиш в своем заявлении, сделанном месяц назад, отметил, что у Турции нет другого выхода, кроме как добиться нормализации государственных расходов путем их сокращения и экономии.

Проведение правительством предвыборной экономической политики принесло ПСР достаточно дополнительных голосов, однако эти неэтичные меры привели к снижению инвестирования в стране. Инвестиции же из-за рубежа либо сосредоточились на бирже, либо были использованы в целях покрытия государственных расходов. Повышение цен с начала этого года привело к изменениям в уровне инфляции, установленной Центральным банком к концу года. Несмотря на рекордные цифры экспортной продукции за всю историю Турции, постоянно растущие показатели импорта тоже стали одной из проблемных точек экономики. То есть Турция встретила мировой экономический кризис, пик которого пришелся на сентябрь, высоким текущим дефицитом, двузначным показателем инфляции, высокими процентами и нехваткой экспортной продукции. В критические дни кризиса, сломившие нью-йоркскую биржу, в Турции был праздник Рамазан, поэтому Стамбульская биржа была закрыта, и шок инвестиционных рынков мира был пережит здесь 3 октября.

Заявление о финансовой поддержке банкам США и ЕС поначалу создали на инвестиционном рынке Турции позитивную атмосферу, однако сопутствующие процессы не смогли предотвратить потери и двух третей стоимости стамбульской биржи. Рыночный курс долгое время остававшейся стабильной иностранной валюты повысился примерно на 45%. Решив воспользоваться мировым кризисом, правительство представило меджлису новый законопроект, пытаясь любыми способами привлечь в Турцию деньги проживающих за рубежом граждан. В то время как этот проект, вызывающий опасение в связи с ускорением процесса проникновения в страну «грязных денег», был подвергнут серьезной критике, премьер-министр Эрдоган обратился к проживающим в Европе гражданам с просьбой о привлечении денег в Турцию. Тайип бей признал рискованность этого дела, однако не побоялся пойти на этот риск. Не обращая внимания на обеспокоенность, меджлис принял закон, предусматривающий привлечение в страну денег.

В результате периодических обменов мнениями между внимательно наблюдающим за мировым кризисом правительством Эрдогана и неправительственными организациями, представляющими деловой мир, было подготовлено соглашение о сотрудничестве, запланированное к подписанию с Международным валютным фондом. После встречи премьер-министра Эрдогана с президентом МВФ в Нью-Йорке, куда он отправился 10 дней назад, было объявлено о возможном подписании соглашения в кратчайшие сроки. Говоривший в первый месяц кризиса, что государство не будет давать гарантии на банковские сбережения граждан, Тайип Эрдоган несколько дней назад заявил, что значительная часть вкладчиков получит государственные гарантии.

Премьер-министр Эрдоган, всегда старающийся своевременно реагировать на события (потому что знает, что серьезный экономический кризис станет причиной потери им власти), несколько дней назад направил жесткое обращение банкам, отозвавшим свои кредиты. «Если источником твоего обогащения является выдача кредитов, тот как ты можешь их отозвать? Ты стараешься получить побольше прибыли под предлогом кризиса?» Премьер призвал совет систематизации и ревизии банков, являющийся независимой структурой, принять меры к банкам, отзывающим кредиты. С целью определенного торможения снижения экономического роста, Центральный банк снизил проценты на 1%. Опасаясь, что кризис приведет к росту безработицы, правительство обнародовало новый пакет экономических мероприятий. Эрдоган обратился к крупневшему НПО страны - Объединению палат и бирж Турции, в которую входят 1 млн. 300 тыс. фирм, с просьбой принять на работу по 1 человеку. Однако, несмотря на предпринятые меры, высокий уровень расходов государства и ограниченность возможностей по снижению дефицита (ожидается, что к концу 2008 года дефицит составит 50 млрд. долларов), сохраняются. Таким образом, в любом случае в вопросе государственных расходов Турции не избежать политики серьезного затягивая поясов.

Ко всем экономическим кризисам, имевшим место в мире и самой стране, Турция подходила по одному принципу: не пренебрегать основными принципами рыночной экономики и демократии. Ни при одном кризисе не было так, чтобы правительство, принимая антидемократические решения, топтало права игроков рынка. Ни разу не было, чтобы из банка выводились деньки или на банковскую деятельность налагался запрет. Правительство Эрдогана тоже делает все возможное, чтобы выйти из кризиса с наименьшими потерями. Причина этого заключается в том, что в Турции люди никогда не теряли права собственности. Нет ничего сложнее перехода от социалистической к рыночной экономике. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на происходящее во всех постсоветских странах, включая Россию.
1 2 3 4 5 İDMAN XƏBƏR
#
#

ОПЕРАЦИЯ ВЫПОЛНЯЕТСЯ