Ночной режим

ВСЕ НОВОСТИ

Махмуд Керимов: «То, что среди останков, извлеченных из массового захоронения в парке Сахиль, нет останков Шаумяна, это точно»

Махмуд Керимов: «То, что среди останков,  извлеченных из массового захоронения в парке Сахиль, нет останков Шаумяна, это точно»
# 20 апреля 2009 10:10 (UTC +04:00)
Интервью с президентом Национальной академии наук Азербайджана Махмудом Керимовым.

- Как Вы оцениваете работу Национальной Академии наук Азербайджана, насчитывающей 9 тысяч сотрудников, в прошлом году?

- Минувший год был важным для НАНА. В 2008 году был подписан ряд распоряжений, имеющих большое значение для развития науки. Особо хочу ответить распоряжение президента Ильхама Алиева относительно Стратегии развития науки в Азербайджане в 2009-2015 годах. Для реализации этой стратегии создана государственная комиссия. Стратегия уже разработана и представлена президенту. Это обширный документ. Подготовлен также план мероприятий по реализации стратегии, определено, в какой последовательности и какие работы будут проводиться. В прошлом году из Резервного фонда президента был выделен 1 млн. манатов на проведение археологических экспедиций. 1 млн. манатов выделен на реставрацию экспонатов Музея истории и приобретение новых материалов, 5 млн. – на ремонт Шемахинской астрофизической обсерватории и приобретение нового оборудования. Зарплата сотрудников НАНА повысилась на 25%. Эти распоряжения свидетельствуют о большом внимании президента страны к науке.

- Когда начнутся реформы в НАНА?

- В стратегии предусмотрен мониторинг сети научно-исследовательских институтов. Это даст нам возможность определить, какие структурные изменения проводить в НАНА. Стратегия предусматривает также подготовку научных кадров, улучшение материально-технической базы. Как только будут подписаны стратегия и план мероприятий, мы сразу же приступит к реформам в НАНА. Для этого первоначально должна быть изучена существующая научная ситуация, должна быть оценена деятельность каждого научно-исследовательского института и достигнутые результаты, проверена эффективность НИИ. В связи с реформами должен быть принят ряд нормативно-правовых документов. Эти документы будут подготовлены в ближайшее время. Реформы требую принятия новых законов.

- В ходе реформ предусмотрено и сокращение…

- Да, однако мы считаем, что сокращения не должны проводиться только ради сокращений. Сокращения должны быть обоснованы. У нас нет механизмов проведения сокращений. Аттестация ученых не дает такой возможности. По итогам аттестации можно переводить с одной должности на другую, но невозможно освободить от работы. Для этого должны быть приняты новые правовые документы, которые дадут нам юридические основания для проведения сокращений. Кроме того, мы должны определить сами для себя, каково должно быть число научных работников в республике. Согласно рекомендациям ЮНЕСКО, в развитых странах на каждые 10 тыс. населения должно приходиться 50 научных работников. В Азербайджане же на каждые 10 тыс. человек населения приходится 20 научных работников. Если мы проведем сокращения, этот показатель станет еще ниже. Насколько это целесообразно, если мы хотим построить развитое государство? Если мы хотим показать себя грамотным, развитым народом, мы должны охранять науку и создавать ученым все условия.

- Какова средняя зарплата ученых, работающих в НАНА?

- В настоящее время средняя зарплата ученых ниже 150 манатов. Считаю, что это недопустимо.

- По-вашему, ученые могут нормально жить и вести научную деятельность на такую зарплату?

- На такую зарплату ученый не может ни жить, ни плодотворно трудиться. Поэтому сегодня ученые вынуждены работать еще где-то, чтобы заработать. Им приходится это делать. Если бы у ученых была нормальная зарплата и нормальные условия для работы, они не захотели бы заниматься чем-то другим. Из-за сложного материального положения, некоторые ученые преподают в других местах, некоторые заняты репетиторством. Иногда нас обвиняют в том, что наши работники не бывают на работе с 9.00 до 18.00. Но если бы они весь день проводили в академии, они не смогли бы прокормить свои семьи. Думаю, ситуация будет постепенно меняться, потому что год от года повышается зарплата. В настоящее время из этой ситуации НАНА может вывести международное сотрудничество. За счет этого сотрудничества мы можем заработать дополнительные средства. За счет грантов ученые получают дополнительную зарплату. Участвуя в совместных программах, они и получают дополнительную зарплату, и имеют возможность ездить в зарубежные командировки. В прошлом году около 600 научных сотрудников были командированы за рубеж для участия в различных научных конференциях. Раньше у нас не было такой возможности.

- Несколько лет назад усилилась тенденция утечки мозгов из Азербайджана. Какова ситуация в этом вопросе сейчас?

- Эта тенденция снизилась. И сегодня есть те, кто уезжает из страны, но их мало. Очень редко ученые покидают страну навсегда. Сегодня в Азербайджане нет проблемы утечки мозгов. Наоборот, мы стимулируем выезд молодых ученых за рубеж, разумеется, с условием, что они вернутся. Мы хотим, чтобы они поработали в ведущих научных центрах, набрались опыта.

- Однако в НАНА почему-то не наблюдается процесса омоложения. Сколько молодых ученых пришли в академию в последние годы?

- Интерес молодежи к науке пока не угас. Каждый раз при приеме в аспирантуру бывает большая конкуренция. Бывает, что на одно место претендуют 5-6 человек. Мы хотим привлекать к работе молодых ученых, однако у нас мало вакансий. У нас не бывает свободных мест, чтобы обеспечить работой молодежь. Если мы сумеем отправить на пенсию пожилых ученых и примем на их места молодежь, это будет хорошо. Однако пока что мы не можем отправлять на пенсии ученых пенсионного возраста, потому что у них очень низкие пенсии. Если бы их пенсии составляли хотя бы 80 процентов от зарплаты, многие старики сами ушли бы на пенсию. К сожалению, сегодня в академии немало пожилых ученых.

- Сколько лет самому старому работнику академии?

- Самому старому нашему работнику 96 лет. Даже среди директоров институтов есть люди в возрасте старше 80 лет. Это, конечно, не очень хорошо. Было бы лучше, если бы в академию пришли более молодые и деятельные ученые. Но по вышеуказанным причинам я не стараюсь снимать с работы стариков. В целом, в НАНА имеет место процесс старения. 20 лет назад средний возраст кандидатов наук был 35-40 лет, а сегодня – 50 лет. Средний возраст докторов наук – 60-70 лет.

- Предусмотрен ли новой стратегией возрастной ценз?

- Да. Стратегией предусмотрены некоторые меры в связи с этим. Должны быть приняты меры для проведения политики омоложения в академии. Однако для этого, в первую очередь, должны быть решены вопросы социального обеспечения и социальной защиты ученых. В любом случае, я считаю, что возрастная планка для занятия руководящих должностей должна составлять 65-70 лет. Людям старше этого возраста нельзя находиться на руководящей должности. В этом вопросе должен быть и индивидуальный подход. Если у ученого есть научные результаты и школа, пусть работает, независимо от возраста.

- Должно было быть направлено обращение к президенту страны в связи с решением жилищной проблемы молодых ученых.

- Это одна из самых сложных наших проблем. Существует жилищная проблема не только молодых, но и пожилых ученых. Мы не знаем путей решения этой проблемы. У нас есть одно общежитие, которое, можно сказать, вышло из-под нашего контроля. Мы не можем ни размешать туда молодых ученых, ни кого-то выселять. Поэтому ситуация трудная. Эта проблема должна как-то решиться.

- Удовлетворяет ли Вас уровень борьбы азербайджанских ученых против армянской пропаганды на международной арене?

- В этом вопросе можно было бы быть более активными. Институт истории сегодня посредством Интернет может вести обширную пропаганду. Достаточно активны в этом вопросе Институт прав человека, Институт философии и политико-правовых исследований.

- Но такие стратегические учреждения как институты истории, археологии и этнографии, востоковедения до сих пор не имеют своих сайтов.

- Отсутствие собственного сайта у какого-то института является ненормальным явлением. Большинство институтов, связанных с естественными науками, имеют свои сайты. Если сайт отсутствует, это не делает им чести. Я требую, чтобы каждый институт создал себе сайт. Если сегодня нет сайта, невозможно нормально действовать.

- Как идут исследования в связи с 26 Бакинскими комиссарами? Если ли у НАНА новые находки в данном направлении?

- В этом направлении исследования продолжаются. В ближайшее время Институт истории опубликует несколько статей по этой теме. Обнаружены очень интересные, новые факты, телеграммы, переписка. В связи с проведенными исследованиями готовятся также телепередачи. Я не хочу говорить о подробностях.

- Установлены ли личности тех, чьи останки не найдены в парке Сахиль?

- То, что в массовом захоронении нет останков Шаумяна, уже известно точно. Личности еще двоих пока установить не удалось.

- Под угрозой результаты проведенной НАНА работы, связанной с обнаруженным в Губе массовым захоронением. Селевые потоки уничтожили один из обнаруженных там в прошлом году колодцев. Не может ли НАНА обратиться в соответствующие органы с целью создания музея на месте массового захоронения?

- Академия обращалась неоднократно со своими предложениями. В данном вопросе уже сделано все, что связано с НАНА. Безусловно, очень досадно, что до сих пор на месте обнаруженного массового захоронения не создан музей. Было бы хорошо, если бы предпринимались меры для охраны захоронения. Это обязательно нужно сделать. Я даже предлагаю, чтобы было возбуждено уголовное дело по обнаруженным здесь фактам. Данный вопрос необходимо рассмотреть еще глубже и дать ему оценку.

- Ваше мнение, как президента НАНА, по поводу призыва магистров на воинскую службу.

- Мое отношение однозначное. Я против призыва магистров на воинскую службу. Им можно предоставлять право на отсрочку. Пусть они отдадут долг Родине после того, как закончат магистратуру и аспирантуру. Научная работа – это такое дело, что возникновение перерыва может привести к тяжелым и негативным последствиям. Я не знаю, какую пользу приносит армии призыв магистров, однако знаю, что науке этим наносится большой вред.

- Какие средства сегодня выделяются из госбюджета на развитие науки? Устраивает ли вас эта сумма?

- По сравнению с прошлыми годами, объем выделяемых для науки средств резко возрос. Однако и этот рост не достаточен. Развитие науки имеет свои законы. Если выделяемые на развитие науки средства меньше 2 процентов от ВВП, наука никак не влияет на экономику страны. У нас же это число составляет 0,2 процента от ВВП. Если мы хотим, чтобы наша наука принесла пользу экономике, в таком случае у науки должен быть свой бюджет. В ведущих европейских странах этот показатель уже превысил 2 процента. Подобным финансированием невозможно поднять науку на желаемый уровень.

- По Вашему мнению, какие научные сферы в НАНА на сегодня развиты хорошо, а какие – слабо?

- В академии сфера наук о земле сегодня, как и всегда, отличается высоким уровнем. Мы не отстаем и в области информатики. В сфере гуманитарных наук – лингвистика, литературоведение, философия также на высоком уровне. Те сферы, где требуется сильная научная база и приборы, на сегодня немного отстают. У нас немало талантливых ученых в области физики, химии. Если бы у нас была сильная материально-техническая база и материальное обеспечение, действительно было бы возможно проведение научных исследований на высоком уровне. Отмечу в качестве обнадеживающего факта, что уже второй год на приобретение научного оборудования академии выделяются средства. С этой целью в прошлом году было выделено 2 миллиона манатов. Мы уже приобрели это оборудование, летом оно будет доставлено в страну. В текущем же году на приобретение оборудования выделено 10 миллионов манатов.

- Иногда жалуются на деятельность Высшей аттестационной комиссии (ВАК) и затягивание процесса предоставления ученых степеней. Каково Ваше отношение к подобным случаям как президент НАНА?

- Иногда мы обвиняем Высшую аттестационную комиссию. Однако, в первую очередь, оценку каждой диссертации проводит Совет защиты. Советы допускают к защите любую слабую работу, и потом мы обвиняем Высшую аттестационную комиссию. Ведущие ученые работают в академии, однако по каким-то причинам многие Советы защиты действуют при высших учебных заведениях. Эти вопросы нас справедливо беспокоят. В прошлом году учеными академии были написаны 18 докторских, 127 кандидатских работ. Одной из проблем является то, что на сегодня многие диссертации застревают в ВАК, там процесс рассмотрения идет очень медленно, искусственно затягивается. Возможно, у них своя политика. Может, они считают, что в одной стране не может быть столько докторов наук, нужно урегулировать это, сократить число. Другой проблемой, беспокоящей нас, является то, что на сегодня большинство диссертаций защищаются в таких сферах, как экономика, право, литература, а не в точных науках. Одна из причин заключается в том, что в этих областях можно защитить диссертацию, не проводя научно-исследовательскую работу. И не секрет, что многие диссертации пишутся за деньги. Сегодня каждый чиновник, даже депутат желает стать ученым. Однако они сами не способны проводить научно-исследовательскую работу, поэтому их диссертации пишутся за деньги. Число представляемых таким путем в Высшую аттестационную комиссию диссертаций растет.
1 2 3 4 5 İDMAN XƏBƏR
#
#

ОПЕРАЦИЯ ВЫПОЛНЯЕТСЯ