Ночной режим

ВСЕ НОВОСТИ

Агдам в воспоминаниях зарубежного фотографа: «Красивый был город, туда попасть больше не хочу…»

Агдам в воспоминаниях зарубежного фотографа: «Красивый был город, туда попасть  больше не хочу…»
# 23 июля 2014 13:25 (UTC +04:00)

«Мне сказали, надо отправиться в Агдам. Сначала я прибыла в Баку, затем – поездом в Агдам. Мы прибыли спустя несколько дней после резни. До приезда туда мы не знали, что это настолько ужасная война. Атмосфера в Агдаме была непередаваемо страшная».

Тогда Ф. Лангень был 41 год. Находящаяся в Азербайджане по приглашению Общества Европа-Азербайджан Лангень горечь тех событий фотографиями вписала в память истории. В книге, изданной при организационной поддержке ОЕА, эти фотографии нашли свое отражение. Журналист говорит, что жители ранее оккупированных районов в тот момент находились в Агдаме.

«Люди как будто хотели, чтобы я их сфотографировала. Мне это было странно. Люди как будто думали о другом, а может ни о чем не думали. Я видела своими глазами приход в Агдам выживших после Ходжалы. Увидев силуэты людей, сначала ничего не почувствовала. Спросила у азербайджанцев. Те ответили - «это беженцы из Ходжалы». Было ужасно. Там стояла тишина. Состояние было плачевное, но никто не плакал. Чувства людей замерзли. Фотографировать мертвых людей трудно. Но еще труднее снимать по-настоящему раненого человека. Вам кажется, что вы делаете что-то плохое. Будто шли съемки фильма, страшного фильма. Свет, темнота, крики, будто мы были на съемочной площадке. Подобные события происходили в странах Советского Союза. Но Нагорный Карабах - это другое. В Агдаме люди не осознавали происходящего».

Ф. Лангень сказала, что в Агдаме оставалась достаточно долго. Снимая на ленту все ужасы, увиденные собственными глазами, она испытывала муки совести.

«Когда работаешь как фоторепортер, никого не надо спрашивать. Следует стоять в стороне и тихонько фотографировать. В тот момент подойти к людям и что-то спросить у них, значит еще раз доставить им боль. После того, как я сделала все фотографии, начала приходить в себя. Меня интересовало, что на самом деле испытывают эти люди, что видят. Однако все еще я не смогла найти ответ на этот вопрос. Чувствовала себя виноватой. По прошествии времени, когда фотографии стали частью истории, их ценность проявляется, и ты чувствуешь, что невиновна».

Фотокорреспондент сказала, что работающие в подобных условиях журналисты не чувствуют личной опасности. «Мы свободно могли пересекать линию фронта. Однако сегодня в конфликтных зонах работа журналиста связана с большими опасностями. Потому что уже сами журналисты превратились в отдельную мишень». Интересно, а теперь хотела бы Ф. Лангень поехать в Агдам?

«Скажу честно, нет, ни за что не хочу. Смотрю на фотографии сегодняшнего Агдама по Интернету. Туда поехать не хотела бы. Потому что… Потому что Агдам в моей памяти запечатлелся как очень красивый город…»

http://www.compassfilms.net/photos.php?groid=55&medid=1403&peoid=13&lt=&p=1

http://xocali.org/en/index.php?p=photo_archive_lengaigne

1 2 3 4 5 İDMAN XƏBƏR

Нагорный Карабах

#
#

ОПЕРАЦИЯ ВЫПОЛНЯЕТСЯ